Происхождение названия мыса Горн





«Мало кто видел мыс Горн своими глазами, — писал французский историк и моряк Жорж Блон. — Почти круглый год дожди и туманы, ледяная крупа и непроглядные метели скрывают его от глаз человеческих, и даже в летнее время южного полушария приближаться к нему очень опасно. Только по навигационным расчетам мореплаватели знают, что мыс остался позади. Но все же некоторые из них при плавании с запада на восток — т. е. при попутных, а не встречных ветрах — видели его и сумели сфотографировать. Над бурлящей, пенной поверхностью моря более чем на 400 м поднимается черный, совершенно безжизненный конус в трещинах, забитых снегом. На заднем плане, слева и справа, унылое нагромождение мрачных скал. Волны разбиваются у подножия мыса с громовыми раскатами.

Обращен мыс не к открытому морю, а к полосе антарктических льдов» отделенной от него только относительно узким проливом. Ветры южной части Тихого океана, которые сила вращения Земли гонит с запада на восток и никакие препятствия не задерживают на пути в шесть тысяч километров, врываются в эту щель, словно в воронку. Идущие против ветра парусники вступают здесь в поединок с космическими силами. От ледяных полей постоянно отрываются гигантские глыбы льда, там видели айсберги до ста километров длиной. Ничто в тех краях не соответствует человеческим масштабам. Обогнуть мыс Горн с востока на запад для парусного судна означало не просто миновать определенную точку, а вести на протяжении 1300 морских миль, т. е. 2400 км, непрерывную битву с океаном. Проплыв всю Атлантику, суда приближались к Американскому континенту, шли вдоль его берегов и направлялись дальше к югу, навстречу бешеным ветрам, чтобы пройти мыс на безопасном расстоянии. Большие парусники плыли вокруг мыса Горн два месяца, бывали случаи — до восьмидесяти трех дней. И никто никогда не подсчитывал, сколько судов исчезло там бесследно».

Мыс Горн обязан своим открытием и названием голландцам. Случилось это во время кругосветной экспедиции Виллема Схаутена и Якоба Ле Мера. В 1615 году купцы города Горн (Хоорн), желая завязать торговые отношения с Ост-Индией, снарядили два корабля — «Эндрахт» и «Горн». Начальником экспедиции был утвержден опытный капитан Биллем Корнелисзоон Схаутен, а торговым комиссаром — Якоб Ле Мер. Они благополучно пересекли Атлантику, но на последней стоянке, у берегов Южной Америки, в конце 1615 года, «Горн» сгорел. Люди перешли на «Эндрахт». В середине января 1616 года Схаутен провел корабль мимо входа в Магелланов пролив, ибо путь через него, как и вокруг мыса Доброй Надежды, был монополией привилегированной Ост-Индской компании. Вскоре моряки увидели гористый, покрытый снегом берег. Это был юго-восточный выступ Огненной Земли. К востоку от него маячил другой берег. Пролив между обеими землями Схаутен назвал именем Ле Мера. На следующий день «Эндрахт» подошел к новой земле, которую моряки приняли за выступ Южного материка; этот выступ они назвали «Землей Штатов» — в честь Генеральных Штатов республики Соединенных провинций. Лишь в 1643 году голландский капер Хендрик Браувер, обойдя «Землю Штатов» кругом, доказал, что этот небольшой остров. Пройдя пролив Ле-Мер, «Эндрахт» повернул на юго-запад. Здесь мореплаватели встретили сильную волну и ярко-синюю воду, которая навела их на мысль, что они вступили в Великое Южное море, то есть Тихий океан. Это весьма обрадовало их, так как они решили, что открыли новый путь, доселе не известный людям. К вечеру 29 января Схаутен опять увидел землю на северо-западе. Земля была гористой, покрытой снегом и кончалась острым выступом, который был назван мысом Горн — в честь города Горн, купцы которого снарядили эту экспедицию.

С мысом Горн связаны удивительные истории о так называемых кораблях-призраках и «почте Нептуна» — письмах, обнаруженных в плавающих или выброшенных на берег бутылках. По ним можно воссоздать как героические, так и трагические страницы истории мореплавания. Так, 22 сентября 1860 года капитан английской китобойной шхуны «Хоуп» в районе мыса Горн заметил в подзорную трубу затертое льдами парусное судно. Через несколько часов английские моряки подошли к борту таинственного парусника. Его рангоут был почти полностью изломан, паруса разорваны в клочья. Когда англичане спустились в каюту капитана, то увидели, что за столом перед раскрытым вахтенным журналом сидел мертвец. Последняя запись в журнале гласила: «4 мая 1823 года. Уже 71 день на судне нет пищи. Я единственный из живых на борту».

В различных местах судна нашли несколько замерзших трупов членов экипажа. Спустя несколько месяцев по судовым документам обнаруженного судна британское адмиралтейство установило, что это — шхуна «Дженни». Она вышла в свой роковой рейс из перуанского порта Кальяо, а 17 января 1823 года попало в ледовую ловушку в проливе Дрейка. В течение 37 лет «Дженни» находилась в плену у льдов.

В течение долгих лет оставалась загадкой судьба английского парохода «Брансуик», который пропал без вести в конце позапрошлого века. Недавно в Бристольском заливе была найдена плавающая бутылка. Содержавшаяся в ней записка с датой 13 марта 1898 года сообщала, что «Брансуик» погиб в шторм у мыса Горн.

Видимо, аналогичный случай подтолкнул Жюля Верна к мысли написать роман «Дети капитана Гранта». Обычай бросать в море бутылку с вложенной в нее запиской, рассказывающей о судьбе экипажа гибнущего судна, появился у моряков давно. К «почте Нептуна» моряки прибегали в тех случаях, когда не оставалось других способов сообщить о разыгравшейся на море драме. Впрочем, начиная с 1763 года «бутылочную почту» используют и в научных целях — для изучения морских течений. Рекордным по длине считается дрейф бутылки, которую английские гидрографы назвали в честь корабля «Летучим Голландцем». Ее бросили в море между Тасманией и островом Кергелен в 1929 году с борта судна, входившего в состав немецкой научной экспедиции. Сначала течение отнесло эту бутылку к берегам Южной Америки. От мыса Горн ее вынесло в Атлантику, а потом в Индийский океан. В конечном итоге в 1935 году течение прибило бутылку к побережью Австралии. За шесть лет и восемь месяцев «Летучий.

Голландец» обогнул земной шар со средней скоростью около семи миль в сутки.

Смотрите происхождение других топонимов: