Происхождение названия мыса Доброй Надежды





Мыс Доброй Надежды расположен на юге Африки. Его открыл человек, вдохновивший на океанские плавания двух великих мореходов — Христофора Колумба и Васко да Гаму. Звали его Бартоломеу Диаш ди Новаиш. Он был из семьи потомственных мореходов. Его старшие братья, двигаясь на юг вдоль берегов Западной Африки, открыли мыс Бохадор и Зеленый мыс. Бартоломеу пошел по их стопам. В тридцать лет он уже был опытным капитаном, плавал в водах Португалии и Испании, водил каравеллы в Гвинею, Служил он и при дворе, был даже королевским казначеем, В 1487 году король Жуан II решил послать в южном направлении два военных корабля и одно транспортное судно с припасами. Начальником экспедиции был назначен Бартоломеу Диаш. В августе того же года его флотилия оставила Лиссабон. Среди тех, кто провожал Диаша в далекий путь, был и семнадцатилетний Васко да Гама.

Флотилия Диаша прошла обычным путем до Гвинейского залива, затем спустилась на юг, за тропик Козерога. Наступил январь 1488 года — разгар лета в южном полушарии. У 33° южной широты на корабли флотилии неожиданно обрушился жесточайший шторм. Капитан велел двигаться в открытое море, надеясь «обойти» преобладающие южные ветры, мешавшие продвижению. Через две недели, когда океан стал успокаиваться, Диаш изменил курс на восточный. Несколько дней суда шли в этом направлении, но берега все не было видно. Предположив, что он обогнул южную оконечность Африки, Диаш повернул свои суда к северу. Через два-три дня вдали показались горы; берег тянулся с запада на восток. В начале февраля, пополнив запасы питьевой воды, португальцы обогнули мыс Ресифи, что у 26° восточной долготы, и открыли Баиа-Лагоа — «Бухту Лагуны». Оттуда берег плавно поворачивал на северо-восток, по направлению к Индии, и Диаш правильно решил, что обогнул все южное побережье Африки и теперь находится в Индийском океане. Казалось бы, самое трудное осталось позади, впереди— прямая дорога в сказочную Индию. Но не тут-то было! Команды кораблей, ослабленные цингой и измученные долгим плаванием, начали роптать, требуя повернуть назад. Опасаясь открытого бунта, Диаш уступил, выпросив три дня. Он продвинулся на северо-восток до 27е восточной долготы и в начале марта повернулся спиной к Индийскому океану. 16 мая, двигаясь на запад, он обогнул мыс, названный им в честь Святого Брандана, не подозревая, что это самая южная точка Африки. Позже мыс переименовали в Агульяш — «Игольный», так как близ него в море наблюдалась магнитная аномалия и стрелка компаса не имела склонения. В начале июня показался еще один мыс. Диаш дал ему имя «Его величество мыс Доброй Надежды». Обогнув его, он пошел на север и в декабре 1488 года вернулся в Португалию.

Существует версия, будто Диаш назвал этот мыс иначе — мысом Бурь, но король Жуан II решил, что подобное название будет отпугивать моряков, и переименовал его в мыс Доброй На-дежды — надежды достичь вскоре берегов Индии.

Надежда достичь Индии морским путем оставалась нереализованной в течение десяти лет. Король Жуан II решил, что посылать корабли вокруг Африки — дело хлопотное, требующее больших затрат. Нужно было исключительное событие, чтобы португальская корона снова вернулась к индийскому проекту. И таким событием стало чудесное открытие «Западной Индии» Колумбом в 1492 году. Когда португальцы поняли, что Колумб в действительности открыл Новый Свет, они возобновили попытки добраться до Индии вокруг Африки. В 1498 году Васко да Гама завершил дело, начатое Бартоломеу Диашем. За свой подвиг он был воспет Луисом де Камоэнсом в его знаменитой поэме «Лизиады». В ней, кстати, есть описание встречи да Гамы с «духом бурь», обитавшим у мыса Доброй Надежды и вселявшим панический ужас в сердца моряков.

«Вдруг ночью, когда мы бодрствовали на палубе, густое облако, поднявшись над нашими головами, скрыло от нас звезды. Это была какая-то тень, страшный и мрачный призрак, один вид которого способен привести в трепет самых неустрашимых. В то же время слух наш поразил страшный шум, напоминающий грохот, который производят волны, налетающие на скалы, хотя небо и море не указывали на близость урагана.

В воздух вытянулся призрак необыкновенной величины; безобразие лица его соответствовало громадности роста. Знаменитый Колосс Родосский, считающийся одним из семи чудес света, высотой не мог сравниться с этим грозным привидением. Его отвратительные члены тела, казалось, были одушевлены невидимой силой: мерзость, грубость, жестокость были разлиты во всем его существе; черты лица его какие-то унылые и мрачные; голова печально опущена на грудь, борода густая, длинная, всклокоченная; глаза сверкают, точно из темного рва исходит синевато-багровое, скорее кровавое, чем сверкающее, пламя; цвет лица бледный, землистый; волосы курчавые, губы черноватые и зубы желтые. Он испускает оглушительный рев, который, казалось, исходит из глубочайших морских бездн. Волосы наши приподнялись на головах, его вид и голос леденили кровь в наших жилах».

Естественно, Васко да Гама был человеком не робкого десятка. Он не устрашился чудовища, а лишь полюбопытствовал: «Кто же ты? » На что призрак гневно ответствовал ему: «Я тот большой мыс, который вы, португальцы, зовете мысом Бурь. Я стою здесь, на грани Африканского материка и южных стран. И имя мое — Адамастор».

Васко да Гама, как известно, дожил свои дни в величии и славе. Судьба Бартоломеу Диаша сложилась менее удачно. Мыс Доброй Надежды, открытый им, стал для него мысом Злого Рока. 29 мая 1500 года, во время очередной экспедиции, корабль Диаша пропал без вести у южной оконечности Африки. Молва утверждала, что отважный мореход был проклят богом и стал вечным скитальцем океана. Возвращавшиеся из Индии португальские моряки клялись, что видели во время шторма у мыса Доброй Надежды его корабль.

Смотрите происхождение других топонимов: